September 02, 2018

Ещё Евгений Замятин:

«Не знаю, не явилось ли у вас мысли: зачем так долго останавливаться на разговорном языке? Как будто такая простая вещь: говорить мы все умеем, — просто «говорить», без всяких ораторских приемов. Но в том-то и дело, что говорить мы все умеем, а записать именно так, как мы говорим, просто, текуче, динамически, живо, умеют немногие.

Есть, не помню, анекдот или рассказ — о присяжном поверенном, который пришел к зубному врачу и начал рассказывать о зубной боли: «Господа присяжные заседатели!» Так вот, большая часть писателей чувствует себя присяжными поверенными, чувствует себя ораторами, а не актерами, и пишет с ораторскими приемами. Обычный, избитый стиль повествовательной формы — это женщина в корсете. Мне приходилось встречать таких старинного светского закала женщин, которые без корсета чувствовали себя неловко: им мешало отсутствие того, что мешает, — корсета».

Тут, конечно, есть небольшая натяжка, сам же Замятин неподалеку и говорит о эпизодической неполноте разговорного синтаксиса; живость иногда возмещает эту неполноту, а иногда нет.

Но вообще — подписываюсь: стараясь писать «умно», «книжно», etc, люди часто наворачивают такого, что лучше бы наговорили устно, а потом чуть-чуть подправили-дополнили. Это хороший способ не переусложнять.