August 01, 08:28

Завершаю тему слов-маргиналов примерами их удачного контрастного использования. Ведь стилевой сбой может быть как ляпсусом, так и просчитанным приёмом. Вот цитата, играющая важную роль во втором уроке моего нового курса:

«[Тихо, задумчиво] Главная особенность России? Не воровство, не коррупция, не глупость, не злоба… [переходя на еле слышное бормотание] не хамство, не тщеславие, не невежество. Главная особенность России… [вдруг переходит на крик] ЭТО ХУЙНЯ! ВСЯКАЯ ХУЙНЯ!!!»

— Александр Пятигорский, философ, востоковед, филолог, и писатель, один из основателей Тартуско-московской семиотической школы

Тут контраст многоуровневый, усиленный перепадом интонации, но в первую очередь все равно стилевой.

«Ещё одна причина, по которой стоит читать ужасы: это как бы репетиция смерти. Говорят, что неизбежны лишь смерть и налоги. Но это неправда. Всегда есть только смерть. Смерть – большой босс. Лет через двести никого из нас здесь не будет. Мы будем где-то еще. Может быть, там будет лучше, чем здесь. Может быть, хуже. Может быть, это тот же Нью-Джерси, но где-то совсем в другом месте. То же самое можно сказать о мышах, кроликах и собаках, но мы находимся в менее выигрышном положении: мы единственные существа – по крайней мере, насколько мы знаем, хотя, возможно, сюда же относятся дельфины, киты и некоторые другие млекопитающие с очень большим мозгом, – способные осознавать свою смерть. Мы знаем, что когда-нибудь умрем. Игрушечный электрический поезд ходит по кругу, ныряет в тоннели, выныривает из тоннелей, но в конце он всегда доезжает до края стола и падает на пол. Бряк».

— Стивен Кинг

Я не поклонник и даже не читатель ужастиков Кинга, но этот бряк абсолютно прекрасен.

Обратите внимание, стилевой сбой происходит в конце сказанного. Потому что поставить контраст в финал = усилить эффект.